«Что каждому городу кажется справедливым и похвальным, то и есть для него
справедливым и похвальным, …пока он так думает».

(Диалоги Платон. «Теэтет»).

 

Мелочь.

Миниатюра.

— Жизнь наша из никчемнейших с виду пустячков состоит, — поймав инертного слушателя, философствует Кроликов у барной стойки. — Одним моментальный конец от мелочей этих жизненных, другим потом – после, когда эти, с виду незначительные мелочи, в каждой извилине сапогом чужим отпечатаются. Ибо парадокс изначально заложен в фундамент, главным гвоздем в него вбит, — Кроликов наблюдает отсутствие ясности в глазах «немого» собеседника. — Или арматурой стальной рифленой, специально для арифметических в представлении мира личностей, – разъясняет. — Задаюсь вопросом: что мелочи в моей каждодневной жизни? И есть ли они? — Однако, очевиднейшая скука особы сидящей напротив, поощряет Кроликова к поиску общих тем. Благо бронзовый значок на лацкане пиджака незнакомца, в форме швейной иголки с продетой в ушко ниткой, снабжает нужной информацией. — А вы, собственно, кто будите по профессии? ...Хотите, угадаю?
— Мою профессию угадать нельзя!
— Напрасно вы так думаете….
— Вымершей она считается, оттого и знаю.
— Любопытно. А можно задать наводящий вопрос? — и не дожидаясь ответа, — но существуют ли прямо здесь предметы или симптомы какие, способные указать подсказку? — любознательно вопрошает Кроликов.
— Да, существуют. Причём они прямо перед вашими глазами.
— Ответ готов! — Кроликов уверен в скором разоблачении.
— Ну, и?
— Мне думается, что вы портной.
— Нет. Я звездочет.
— О, извините, — злится промахнувшийся Кроликов. Злится на собственную поспешность: «Мог же вопросиками наводящими опутать! Спешка! А ведь для моих скоростных реакций всегда и намека малого было предостаточно, — надломлен Кроликов. — Впрочем, звездочет, это уж слишком». — Но вы только что сказали, что существуют, причём прямо перед моими глазами, предметы, способные подсказать ответ? ...Или вы имели в виду лунную пыль на плечах своего пиджака? — развеселившись, куражиться Кроликов.
— Да вот же они, — раскрывает пятерню звездочет. — Ими я звезды считаю. А точней – им! — задирает вверх указательный палец, увенчанный медным наперстком.
Не желая расходовать время на персону столь приземлено мыслящую, Кроликов покидает кафе. На улице вечер. Из провала черного неба торчат звезды: «Интересно, а все ли он посчитал? — рассматривает бесконечные искры вселенной. Недавнее недовольство, вызванное собственной неуклюжей поспешностью, сполна компенсируется недоверием. — Необходимо перепроверить. — Нацеливает палец на самую яркую, — одна, …ой! — обожженный палец ищет утешения. Кроликов прижимает вспененную пучку к губам, трет о шерсть свитера. — Ну, конечно же, — ругает себя, — с мелкой следовало начинать. ...Попался, как первоиспытатель вымерший!».
   

 

Новинки графического портфолио

www.artistic.com.ua

Artistic - авторский сайт Алексея Петрова 2010 - 2013©